Об интернете вещей замолвите слово

Просмотров: 1596
Автор:
Макаров Станислав Борисович

Макаров Станислав Борисович

Независимый эксперт

Беда нашего времени в том, что любую новую техническую идею, стремясь популяризовать, мгновенно опошляют. Не миновала чаша сия и интернет вещей. Какую презентацию или статью ни возьми, так одна и та же песня: «4-я промышленная революция, умные устройства, везде датчики, все ко всему подключено, небывалый рост производства…». И миллиарды, миллиарды будущих прибылей, только пришивай карманы. 

Аналитики обещали, что умные вещи появятся очень скоро и заполонят весь мир:

  • 2010, IBM: «A world of 1 trillion connected devices» by 2015.
  • 2011, Ericsson’s CEO Hans Vestberg: «50 billion connected devices» by 2020.
  • 2013, Cisco: «50 billion things will be connected to the internet by 2020».
  • 2013, ABI Research report: «30 billion» by 2020.
  • 2013, Morgan Stanley report: «75 billion devices connected to the IoT» by 2020.
  • 2014, an Intel infographic: «31 billion devices connected to internet» by 2020.
  • 2014, ABI Research updated report: «41 billion active wireless connected devices» by 2020.
  • 2015, Gartner Research: «4.9 billion connected things in use in 2015 … and will reach 20.8 billion by 2020». 

Ну и где это все?  Снова обманули? Думаю, что нет, просто со сроками ошиблись. Идея-то в целом здравая! Поэтому хочу сказать слово в защиту IoT, чтобы вы не подумали, что это какая-то очередная забава маркетологов. IoT, пожалуй, действительно переменит всю нашу жизнь.

ИТ и инженерия, встреча на Эльбе

IoT — штука уникальная тем, что здесь впервые как равные встретились информационные технологии и традиционная инженерия, чтобы создать совместный продукт. Раньше ИТ использовали «на подхвате» — пойди, посчитай что-нибудь и дай результат. А производство жило само по себе. Возьмите хоть ERP — громаднейший рынок! Вроде говорят об автоматизации производства, но на самом деле это сидят какие-то люди и вносят данные в учетные системы. Или делали отдельные «умные вещи», пусть те же смартфоны.  

С IoT ситуация другая — здесь мы говорим о создании киберфизических систем (Cyber-Physical Systems, CPS), то есть некоторых объектов, у которых есть «мозги», и которые еще взаимодействуют между собой, не требуя обязательного участия человека. В простейшем случае пусть хотя бы два робота-пылесоса договорятся о зонах ответственности, а не пылесосят всю квартиру друг за другом и не толкаются. Работы здесь хватит и на инженеров, и на программистов, и даже на искусственный интеллект, куда уж теперь без него!

Промышленный интернет вещей и «обычный»

Пожалуй, никакой особой разницы нет. Если выделить промышленный IoT в особый класс — IIoT, то потом придется допустить медицинский, сельскохозяйственный, научный и еще целую кучу специфических «интернетов вещей». Давайте не будем плодить сущности без надобности. Лучше говорить просто «интернет вещей».

Между тем, факты свидетельствуют, что промышленность будет основным потребителем технологий IoT, а вовсе не потребительский сектор. Об этом говорят цифры, опубликованные недавно IDC:

«Наибольшие инвестиции в 2016 году делались в следующих отраслях: производство (178 млрд. долл.), транспорт (78 млрд. долл.) и коммунальное хозяйство (69 млрд. долл.). Потребительский сегмент устройств Интернета вещей, четвертый по размеру в 2016 году, станет к 2020-му третьим».

Да-да, умные холодильники, так полюбившиеся маркетологам, тоже будут. Но не надо запрягать телегу впереди лошади: умные вещи должны делать на умных фабриках, доставлять умными транспортными системами, и они должны взаимодействовать с умной инфраструктурой. 

«Область применения, где инвестиции максимальны (102,5 млрд. долл. в 2016 году) — это производственные операции; также активно внедряются решения в области управления производственными фондами, техобслуживания и эксплуатационного обслуживания на местах. Отслеживание грузов (55,9 млрд. долл.) — основное направление внедрения Интернета вещей в сфере транспорта. В сфере коммунального хозяйства совокупные инвестиции в интеллектуальные системы энерго- и газоснабжения составили 57,8 млрд. долл.».

Эффект масштаба

Одна кофеварка, подключенная к интернету, это еще не интернет вещей. Но сто миллионов кофеварок – уже да. То есть, проблема заключается не только в разработке новых поколений умных бытовых приборов, машин и производственного оборудования, а еще в том, что придется озаботиться многократным ростом пропускной способности сетей передачи данных и еще более методами управления и конфигурации этих сетей и конечных устройств, а здесь еще конь не валялся.

Вот сейчас как происходит: допустим, слетели настройки wi-fi роутера в квартире. Удаленно техподдержка не справилась, завтра придет специально обученный человек и все починит. Прекрасно! Но представьте, что устройств действительно стало на порядок или два больше. Где вы возьмете столько инженеров для их настройки? Похоже, что с ростом систем видеонаблюдения этот риск уже почувствовали. Может, кстати, поэтому и были истории с неподключенными камерами на столбах — просто тупо не хватило ресурсов, а сроки горели. 

Значит, надо принципиально менять принципы подключения устройств и управления сетью, чтобы это осуществлялось вообще без участия человека. Экстенсивный рост при той же архитектуре и на тех же принципах поддержки очень быстро приведет к коллапсу.

Что окажется палочкой-выручалочкой? Semantic Web, о котором писал Тим Бернерс-Ли с коллегами пятнадцать лет назад? Или есть другие идеи?

Greenfield vs. Brownfield

Возможно, аналитики ошиблись в прогнозах насчет быстрого роста числа подключенных устройств, потому что не учли важную вещь, известную всем строителям: застройка в чистом поле (greenfield) проще и быстрее, чем реновация уже застроенных территорий (brownfield). Помните историю со сносом пятиэтажек в Москве? Ведь все встало. А стройка в замкадье идет полным ходом, несмотря на кризис.

Такая же история с интернетом вещей: у всех дома уже есть обычные холодильники, и люди не бросятся подобно фанатам Apple покупать новую модель, потому что там появилась еще пара датчиков и обновили прошивку. В промышленности все еще более консервативно — менять придется не по одному станку, а целые производственные линии. Поэтому может оказаться проще построить новый завод или фабрику с нуля, чем пытаться обинтернетить вещами старое производство. Что, собственно, нам и демонстрирует Элон Маск.

Что касается темпов этих изменений, то, наверное, следует поубавить энтузиазм. Да, мы видели, как быстро взлетели сначала ПК, потом смартфоны и совсем феерически взлетели планшеты. Но из этого наблюдения никак не следует, что каждая последующая инновация будет внедряться темпами скорее, чем предыдущая. Более вероятно, что интернет вещей будет долго прокладывать себе дорогу к всеобщему признанию, может быть лет 10-15, а то и больше.

Почему Бог создал мир всего за шесть дней? – У него не было унаследованной инфраструктуры.

Комментарии (9)

Комментировать могут только авторизованные пользователи.
Предлагаем Вам в систему или зарегистрироваться.

Комментировать могут только авторизованные пользователи.
Предлагаем Вам в систему или зарегистрироваться.