Внимание! Впереди — «Цифровая экономика»

Просмотров: 914
Автор:
Блинов Андрей Вячеславович

Блинов Андрей Вячеславович

Независимый эксперт

В России питают неоправданную слабость к долгосрочным, масштабным и тяжеловесным проектам — это стереотип, который, несмотря на все нюансы, как-то даже не хочется опровергать. На наших глазах с помпой принимались и раскручивались, а затем вяло затухали федеральные целевые программы: сначала «Электронная Россия» (рассчитана на 8 лет), затем «Информационное общество» (рассчитана на 10 лет). В эту же кучу можно свалить и целевые программы из других отраслей: например, программа реновации, поддержки малого бизнеса или, скажем, ЕГЭ — исключительно для того, чтобы был понятен бэкграунд, на котором сегодня разворачивается новая инициатива Правительства — программа «Цифровая экономика Российской Федерации», рассчитанная на семь лет. 

Для многих предпринимателей и даже СМИ, по их собственному признанию, появление этого документа оказалось практически неожиданностью. Правда, некоторые заявляют (и совершенно по делу, кстати), что сами долгое время поступательно двигались в сторону цифровизации, и инициатива государства стала для них, скажем так, подтверждением верно взятого курса. 

Так или иначе, дорожная карта «Цифровой экономики» указывает именно те направления цифровой экосистемы, которые будут «под прицелом» государства в течение ближайших десятилетий. С ней необходимо будет считаться каждой организации (не только ИТ) при выборе стратегии своего развития в плане коммуникаций, информационных систем и даже кадровой политики. 

С программой «Цифровая экономика Российской Федерации» и «дорожной картой» можно ознакомиться по ссылке. Можно также почитать очень подробный и очень оптимистичный отчет McKinsey, посвященный будущему российской цифровой экономики.

На первый взгляд, новая программа выглядит сама по себе довольно четкой, структурированной и уравновешенной. Замечательно, что приоритет в ней отдан, прежде всего, активностям в области законодательного регулирования и образования во всех сферах цифровой экономики (здесь тоже есть нюансы, но о них позднее). Отметим также, что программа (опять же — навскидку) не идет вразрез с одним из самых эффективных, пожалуй, федеральных ИТ-проектов — НТИ. Например, она не призывает заново «открывать беспилотный велосипед» — то, чем занимается AutoNet. 

Судя по «Дорожной карте», первые результаты деятельности различных комиссий и подкомиссий, центров мониторинга и других структур в рамках программы мы сможем наблюдать уже в следующем году. Пока же хотелось бы поговорить о том, какие трудности предстоит преодолеть государству и бизнесу в ходе ее реализации.

Не проиграть до старта

Самое первое опасение: Программа настолько тяжеловесна и бюрократизирована, что не будет успевать за развитием технологий и, соответственно, за рынком. Вот, скажем, в сфере образования: только к IV кварталу 2018 года планируется определить «перечень специальностей и направлений подготовки в системе высшего образования, критически важных для развития цифровой экономики». Обучение молодых специалистов по этим направлениям завершится, соответственно, как раз к 2024 году — к финалу Программы. 

В это же самое время ведущие ИТ-компании так или иначе уже занимаются обучением специалистов нужных для себя профилей. Ярким примером сотрудничества вузов с бизнесом может являться кафедра  «Информационные технологии телекоммуникаций» в СПбГУТ им. проф. М. А. Бонч-Бруевича, созданная по инициативе «Ростелекома» еще в 2014 году. Не лучше ли вместо создания комитетов и комиссий, списков и перечней практиковать более точечные, целевые инвестиции — особенно в регионах? Возможно, даже в рамках  ГЧП? А списки и перечни сформировать позднее, уже по факту?

Вообще тема образования, наряду с законотворчеством — это то, над чем участникам Программы нужно будет работать наиболее тщательно и координировано. Прежде всего — нужно очень быстро решить проблему концентрации кадрового потенциала в Москве и Петербурге. Говоря проще — «заставить» перспективную молодежь поступать в региональные вузы и искать трудоустройство в своем городе, а не искать счастья в столице или вообще за границей. И да: мы все понимаем, что здесь сразу поднимается целый пласт нерешенных задач, многие из которых абсолютно не касаются цифровизации.

Очевидное = невероятное?

Некоторые пункты «дорожной карты» показались мне простым следованием за неизбежными мировыми тенденциями. Например, тема телекоммуникаций. Бизнес телеком-операторов прекрасно развивался и без государственных целевых программ — не случайно российские сети связи уже сейчас признаются одними из самых продвинутых, даже на уровне ведущих стран. Совершенно очевидно, что операторы даже в нынешних условиях стагнации рынка не станут сворачивать бизнес, а наоборот, будут улучшать уровень сервиса. Так же очевидно, что телеком через 2-3 года захлестнет технология 5G. Конечно, развиваться она будет постепенно — но будет обязательно, как данность, как ранее 4G. Чем государство может способствовать этому развитию? Конечно, разумным регулированием. И уж точно не тотальным контролем. То же самое: да, к 2024 году мы, бесспорно, обеспечим «все населенные пункты свыше 50000 человек» связью по технологии LTE. Обеспечим даже раньше.

Более непредсказуемая ситуация с проводными сетями ШПД. Здесь, опять же, с одной стороны, у нас всё хорошо: оптические магистрали проложены по всей стране, программа устранения «цифрового неравенства» работает (правда, насколько качественно работает — тема отдельной статьи), регионы, даже отдаленные, так или иначе подключаются к Интернету. С другой стороны, износ многих наших магистральных оптоволоконных сетей, построенных 10, а то и 15 лет назад, через некоторое время будет ощущаться гораздо сильнее, чем сейчас. Вероятно, это произойдет как раз к началу 2020-х годов. И тогда мы уже не сможем с такой надменностью смотреть, скажем, на Германию, в которой ВОЛС только строятся. Тогда, чтобы следовать «дорожной карте», снова понадобятся существенные инвестиции именно в магистрали, и необходимость этих инвестиций стоит планировать уже сейчас.

И еще о контроле. Не нужно забывать, что хоть вступлению в силу «закона Яровой» и будет, вероятно, дана пятилетняя отсрочка, но закончится она к 2023 году — почти к завершению намеченного пути к цифровой экономике. Этот законопроект, как на время застывший Дамоклов меч, с которым непонятно что делать, бояться или нет, — будет постоянным камнем преткновения для любых перспективных проектов в телекоме на всех этапах «дорожной карты». 

Помоги и «не отсвечивай»

Еще одно опасение, касающееся реализации программы «Цифровая экономика», касается степени вовлеченности в нее бизнеса. Сама по себе формулировка этой проблемы может показаться абсурдной — ведь программа развития экономики — любой — изначально ставит своей целью оздоровление отношений государства и бизнеса, и посредством этого — улучшение жизни общества в целом. 

Но вот беда: российский бизнес в основной массе привык считать государство неким рудиментом, с которым, тем не менее, необходимо в определенный момент считаться. В одном из интервью топ-менеджер ИТ-компании так и заявляет: государство должно обеспечить комфортные условия для существования бизнеса, построить, там, дороги, снизить налоги — и более (цитирую) «не отсвечивать». Круто? Но так не получится. Нужно понимать, что государство тоже встало на коммерческие рельсы, оно перестало быть (да и никогда не было) только социальным институтом. Во всех сферах своего присутствия — в здравоохранении, образовании и т. д., а теперь и в цифровой экономике оно рассчитывает на определенные бонусы. Иначе это всё просто не работает.

Поэтому, конечно, первые плоды «Цифровой экономики» будут пожинать госкорпорации, а также компании, тесно связанные с госзаказами и государственными фондами. Да что там — они уже об этом заявляют. Скорее всего, именно их представители будут привлечены в различные комиссии и комитеты, будут формировать законодательные инициативы и таким образом действовать от имени тех или иных отраслей. Они и станут теми «национальными ИТ-лидерами», о которых говорится в Программе. Что делать остальным — особенно малому бизнесу и стартапам? Думаю, по-прежнему как можно активнее заявлять о себе, используя все возможные источники и ресурсы. Изучать появившееся информационное поле и формируемые государством потребности, рыночные ниши и подстраиваться под них.  

По «мелочам»

О «Цифровой экономике» можно говорить сколь угодно долго и с каких угодно ракурсов. Например, хотелось подискутировать о том, как к 2024 году мы будем внедрять в десяти «умных» городах беспилотный общественный транспорт — ведь для этого нужно как минимум качественно отремонтировать большинство городских дорог. 

Еще, к вопросу о скорости внедрения цифровых решений, хотелось рассказать удивительную историю о конкурсе, который планирует инициировать Администрация Петербурга. Это конкурс по разработке мобильного приложения, которое будет информировать горожан о работе общественного транспорта: на реализацию проекта будущему исполнителю отводится (внимание) два года!

Конечно, хочется поговорить и о приятных вещах. О том, например, что в разных регионах страны медленно, но верно и качественно начинает работать система электронного правительства (сайт госуслуг), причем его деятельность касается не только физических, но и юридических лиц. О том, что наконец-то более-менее проясняется ситуация с регулированием юридически значимого электронного документооборота. О диджитализации банковских сервисов. О рынке Промышленного Интернета (который 4.0). Об импортозамещении, наконец...

Я понимаю, что «Цифровую экономику» каждый все равно будет трактовать по-своему. Очень интересно узнать, что означает этот термин для игроков рынка? Насколько ваши компании оказались вовлечены в этот процесс? Какие проблемы встают перед вашим бизнесом на пути к цифровизации? 
«Потянет» ли государство свою новую инициативу? Что ваша компания готова делает для процветания цифровой экономики в России?

Комментарии (6)

Комментировать могут только авторизованные пользователи.
Предлагаем Вам в систему или зарегистрироваться.

  • Скрыть ветвь
    Рейтинг5090

    Старший-инженер

    Научно-производственное объединение

    14.11.2017 15:06
    Спасибо! Интересно! По нашей компании скажу, что самое важное - у молодых ребят появился интерес к "Цифровой экономике".
    Но я не совесем понял Вашу фразу:
    государство тоже встало на коммерческие рельсы, оно перестало быть (да и никогда не было) только социальным институтом
    Государство - это исполнительная, судебная и законодательная власть. Где здесь коммерция?

    (Исправлено 14.11.2017 15:07, Курочкин Анатолий Михайлович)

    0
  • Скрыть ветвь

    Независимый эксперт

    16.11.2017 05:10

    Ответ на « Спасибо! Интересно! По нашей компании скажу,... »

    Анатолий, спасибо за отклик! Прошу не забывать про бюджет... На мой взгляд, коммерциализация государства проявляется в стремлении не только оперировать бюджетными средствами (скажем, на социальные нужды, внешнюю политику и т. д.), а получать с них максимальную отдачу, в худшем случае - по возможности экономить. К примеру, победители гос тендеров выбираются по минимальной стоимости услуг, от неприбыльных отраслей частично отстраняются - платные предметы в школах ввели...
    1
  • Скрыть ветвь
    Рейтинг5090

    Старший-инженер

    Научно-производственное объединение

    16.11.2017 19:01

    Ответ на « Анатолий, спасибо за отклик! Прошу не... »

    Понял Вашу точку зрения, спасибо!
    Позволю себе все-таки поправить Вашу мысль. Это не стоит называть коммерциализацией. Да, есть учреждённые или федеральной, региональной или местной властью конторы. Казенные (ГКУ) не имеют права зарабатывать деньги. Бюджетные (ГБУ) имеют такие возможности. Но для них не существует инвестиционных целей, не существует план роста доходов. Прибыль не делиться между участниками сделки. Да, есть понятие госуслуги, но они всего лишь получают госпошлину (далеко не все). Есть патенты, но эти денежные поступления служат целям регулирования.
    Конечно, самый плохой чиновник старается посчитать экономическую обоснованность того или иного действия. Уточнил я это всего лишь для того, что наши с вами читатели правильно оценивали обстановку в исполнительной и законодательной власти.

    Ведь беда-то очередной программы именно в том, что государство не получает бонусы! Работал на государство как раз тогда, когда разворачивалась "Электронная Россия", "Электрическое" правительство (так мы в шутку это называли). ИТ сообщество почти не присутствует в принятии решения в госучреждениях. Организация проектной работы находится на уровне начала 90-х. Увы, господину министру связи не удалось дать идею.
    Вы совершенно правы в утверждении, что бонус получат госкорпорации. Согласен! Но ведь верно и то, что они бонус получат не от технологий, а от направления денежных потоков. Разве не так?

    Прошу Вас не считать меня оголтелым противником программы. Уверен, что положительный эффект будет, будет несомненно.
    0
  • Скрыть ветвь

    Независимый эксперт

    17.11.2017 06:35

    Ответ на « Понял Вашу точку зрения, спасибо! Позволю себе... »

    Видимо, формулировка относительно коммерциализации была не самой удачной - большое спасибо за уточнение. Всё верно.

    Думаю, что от технологий могут получить бонус все - главное, чтобы эти технологии разрабатывались и денежные потоки были направлены в нужное русло.
    1
  • Скрыть ветвь
    Рейтинг5090

    Старший-инженер

    Научно-производственное объединение

    17.11.2017 09:41

    Ответ на « Видимо, формулировка относительно коммерциализации была не... »

    Благодарю Вас за чрезвычайно интересную и своевременную тему!
    0
  • Скрыть ветвь
    Рейтинг150

    нач. отдела Центра ИТ

    Санкт-петербургский государственный университет гражданской авиации

    16.11.2017 11:05
    Экономика должна быть ЭКОНОМНОЙ!. Ну а теперь экономика должна стать ЦИФРОВОЙ!
    0

Комментировать могут только авторизованные пользователи.
Предлагаем Вам в систему или зарегистрироваться.